«Ничего не тая». Откровенное интервью с легендарной актрисой Зоей Багынановой

12 сентября на большие экраны вышла новая картина директора Амгинской школы Дмитрия Давыдова «Нет бога кроме меня», главную роль в фильме сыграли актеры Саха театра Петр Садовников и легендарная Зоя Багынанова, для 77-летней актрисы это первая большая роль в кино.

Фильм о любви сына к матери в прокате вот уже две недели. 40-летний главный герой уходит из семьи, чтобы ухаживать за 70-летней матерью, которая проигрывает схватку с болезнью Альцгеймера. Она забывает себя и своего сына. Мужчина не хочет с этим мириться и увозит ее в город для начала новой жизни.

Журналисты News.Ykt.Ru встретились с Зоей Багынановой в гримерке Саха театра. Разглядывая старые фотографии, Зоя Петровна рассказала о своей непростой жизни, о том, как стала актрисой, браках, конфликте с Андреем Борисовым и о первой роли в кино. Слушать Зою Петровну — сплошное удовольствие, ощущение, будто находишься на моноспектакле, вся ее жизнь с рождения до сегодняшнего дня наполнена драмой. Но обо всем она рассказывает с улыбкой. 

1942. Рождение

Мать Зои Марию в 17 лет выдали замуж за русского фельдшера, но прожили они совсем недолго. Через два года молодая вдова вышла замуж за Петра Багынанова, который был на 20 лет старше ее. Им пришлось пережить много горя, один за другим, еще даже не начав ходить, умирали дети, и так восемь раз. Тогда Багынановы решили усыновить мальчика и девочку, благодаря тому, что Алеша и Настя появились в семье, выжили Вася, Зоя, Павел и Маруся.

До восемнадцати лет Зоя жила в небольшом селе Далыр Верхневилюйского улуса.

1961. «Их разыскивает милиция»

В последний год учебы Зои в школе раздался клич «Комсомольцы — в колхозы!». Зоя, как активистка, первой записалась в доярки: «Мне обещали 16 коров, не дождавшись их, мы с Машей сбежали».

После десятого класса Зоя с лучшей подругой Машей (заслуженная артистка Якутии Мария Николаева) поехала в Якутск. Гостили на даче на Сергеляхе у дяди, замминистра сельского хозяйства. Как-то на остановке услышали разговор мужчин. Один из них с красивым басом спросил другого: «Ну, много желающих?» — «Нет, совсем мало!». Как оказалось, это был Дмитрий Ходулов и говорили они про набор в Щепкинское училище. Но в тот момент девочки особого внимания не обратили, хотя могли бы, как выпускники, поинтересоваться. «Мы были уверены, что пойдем в доярки», — смеется Зоя Петровна.

— Через десять дней надо было возвращаться домой, на пароходе мы отправились до Верхневилюйска, оттуда должны были поехать на лодке до села Хоро, дальше — 70 километров на лошади. Отправились мы на разных лодках, я благополучно добралась до Верхневилюйска. А лодка Маши сломалась, это было знаком: если бы мотор ее лодки завелся, то жизнь наша потекла бы по другому руслу. Она осталась в Верхневилюйске, а я доехала до дома. Первым делом бригадир сообщил, что прежде чем получить коров, мне нужно поработать на сенокосе. А у нас мошкара, комары, я начала шить себе одежду от мошкары, и тут зашел мой одноклассник Николай Герасимов (писатель, журналист Айталын) и сообщил: «Твоя подруга Маша поступает на артистку в Москве, комиссия Щепкинского училища в райцентре, давай и ты, такой шанс выпадает раз в десять лет. Ведь ты так блестяще играешь Сайсары. Поезжай. У тебя талант!»

Новость о том, что в районный центр Верхневилюйск приехала комиссия Щепкинского театрального училища, застала Зою врасплох. Она всегда была артистичным ребенком, ее любимым занятием было участие в постановках школьного драмкружка, ее коронной ролью была Сайсары.

А в то время ее подруга Маша со старшим братом пошла в районный клуб смотреть кино, из клуба вышел русский мужчина и сказал: «Вот хорошенькая девушка сидит, не хочешь быть актрисой?» На что та ответила: «Нет, вы что? Я дояркой буду».

Зоя в сельпо одолжила лошадь и поехала в Верхневилюйск, там встретилась с Машей, оказалось, что комиссия уже вылетела в Нюрбу.

— Оказывается, если ты чего-то очень хочешь — все дороги открываются. В аэропорту было много народу, никто не мог вылететь уже несколько дней, единственный рейс — сегодня. Зашли к начальнику аэропорта Никонову. И с ходу ему сказали: «Такой шанс выпадает один раз в десять лет. Если не поступим, то вернемся. Пожалуйста, дайте нам бронь». Он спросил имена и сказал, что нас разыскивает милиция. В экстренном сообщении первого секретаря райкома Лыглаева было написано, что из колхоза имени Сталина сбежали доярки Багынанова и Николаева. К нашему счастью, между Лыглаевым и Никоновым был конфликт и назло ему начальник порта дал нам брони на вечерний рейс. Вылетал Як-12, он мог взять только двух пассажиров, мы подбежали к кассиру Будищевой. Как оказалось, она в свое время училась в театральном училище и застала блокаду Ленинграда. Так и не отучившись, вернулась в Якутию. Услышав, что мы хотим поехать поступать в театральное училище, она сразу выписала билеты.

Так мы добрались до Нюрбы, абсолютно не готовые. Все там что-то репетируют, поют, читают. Я зашла и начала читать: «Буря мглою небо кроет…» Меня прервали, дали задание: «Ты заблудилась, кричи». Так в Щепкинском училище проверяют диапазон голоса. С холодным видом попросили выйти и зайти, изображая, что за мной гонятся хулиганы. Я вышла, в голове крутилась мысль: «Всё, меня не взяли, я точно не прохожу». Слезы сами подступали. И тут я вбежала в кабинет, рыдая, забилась под стол.

Комиссия попросила всех выйти и ждать в коридоре. Маша, сама того не зная, уже была зачислена, поскольку московский педагог Смирнов сразу ее приметил. Как оказалось, тем русским мужчиной возле клуба был именно он. Кандидатуру Зои комиссия обсуждала долго: «Все у нее хорошо, но только не яркая, смуглая, на сцене затеряется». За нее заступился только один — будущий главный режиссер якутского драматического театра, а на тот момент выпускник ГИТИСа Федот Потапов: «Талант-то налицо, не всем же быть лирическими героинями, будет играть языкастых теток, доярок».

«Мое имя среди тех, кто прошел во второй тур, не прозвучало. Я была очень расстроена. После ко мне подошел Федот Потапов и сказал: если ты очень хочешь стать актрисой, поезжай в Якутск и там попробуй». За своего заступника через тринадцать лет Зоя выйдет замуж. Но об этом чуть позже.

Девочки не без приключений добрались до Якутска. Тетя Маши Анныска сшила из пододеяльника абитуриенткам одинаковые ситцевые платья в мелкий цветочек. Прослушивание проходило в культпросвет училище, толпы красавиц снисходительно смотрели на «далырских доярок» в одинаковых платьях. К вечеру толпа рассеялась. Комиссия отобрала лишь семерых, а из них должны были выбрать только двух. В итоге счастливые билеты достались Зое и Маргарите Тихоновой. К осени на перекладных добрались на поезде до Москвы. «Всю неделю в поезде играли в дочки-матери, песни пели. Приспособиться к жизни в большом городе было сложно, денег едва хватало на еду. Мы были очень дружные, все 16 человек из Якутии».

1963. Двойная свадьба

13 октября 1963 года, в пятницу, в один день Зоя с Машей вышли замуж, Маша стала женой Анатолия Кривогорницына, Зоя вышла за своего однокурсника Геннадия Сивцева. Через год родился Геннадий-младший. «У меня от Геннадия двое сыновей, старший Гена стал режиссером, младший Гера — автослесарь, рихтовщик». Жизнь с мужем не задалась сразу. «Он был очень красивый, высокий, статный, баянист отменный, душа компании, писал песни. Не влюбиться в него в 18 лет было невозможно. Единственный минус — пил», — вспоминает Зоя Петровна. 

Из-за нехватки денег и чтобы продолжить учебу, молодые родители отдали на год Гену в Дом малютки, Зоя каждый день бегала на свидание с сыном. Через три года родился младший Гера. 

После учебы новоиспеченные артисты всем курсом отправились в Нюрбу. «Ничего там не было. Сами шили костюмы. В 1961 году набирали актеров именно для этого театра. На дворе 2019, и до сих пор у театра нет своего здания», — говорит Зоя Петровна. Первыми спектаклями театра стали их дипломные работы «Поднятая целина» Шолохова, следом — «Баня» Маяковского, «Лукавая влюбленная» де Вега и многие другие. «Хорошие были времена», — вспоминает актриса. 

1970. «Төлкө»

В 1970 году режиссер Георгий Дьячковский приступил к съемкам первого якутского телефильма «Төлкө» по роману Николая Золотарева (Якутского). В центре романа — история красавицы Маайыс, дочери знатного тойона, полюбившего батрака.

Геннадию Сивцеву предложили роль байского сынка Федора, который всю жизнь преследовал Маайыс. Для главной роли пригласили девушку из Усть-Алданского улуса, в видении режиссера Маайыс должна была быть белокожей, лирической героиней в теле, но в последний момент она не смогла приехать и Георгий Дьячковский, немного раздосадованный, предложил эту роль Зое.

«До этого мы ставили в Нюрбе „Төлкө“, я играла Ыльдаану, а Маша Николаева — Маайыс. Ее пригласили в Рижскую киностудию сниматься у Ады Неретниеце в „Утро долгого дня“, и поэтому я сыграла Маайыс. Я эту роль очень хорошо знала. Так и сыграли. Фильм, говорили, получился хороший. Показывали один раз по телевизору, немногие посмотрели, поскольку людей-то с телевизорами было мало. Через несколько лет узнали, что пленка была с каким-то золотым напылением, а все золото надо было сдать государству. Так этот фильм и сожгли. Так жаль».

И вот в 2017 году Руслан Тараховский ставил в Саха театре «Төлкө», позвонил ей: «Зоя Петровна, выбирайте, есть три роли: жена Харатаева, Дьаахыбылап эмээхсинэ и слепая старуха». «Я Ыльдаану играла, слепую могу в любом спектакле сыграть, буду женой Яковлева», — ответила она. На что он: «Зоя Петровна, это очень плохая роль. Как вы перед бенефисом будете людей проклинать?» Она посмеялась и ответила: «Ну, проклинать-то не Зоя Багынанова будет, а жена Яковлева». 

«„Төлкө“ для меня особенный, я по сей день играю в этом спектакле», — говорит актриса.

1969. Якутский драматический театр

В 1969 году Зоя Багынанова с мужем Геннадием перебрались в Якутск. Она была самой молодой артисткой в 27 лет, поскольку вся молодежь была в Нюрбе. «Мне давали роли всех молодых героинь. Главный режиссер Федот Федотович (тот самый, который несколько лет назад уговаривал коллег из приемной комиссии не браковать абитуриентку Багынанову) тогда ставил „Мещан“ Горького, его жена Дарья Алексеевна играла главную роль — Акулину Ивановну, я играла Полю».

Дарья Ларионова окончила уральскую консерваторию вместе с Мариной Поповой, Николаем Баскаровым. Статная, видная, прекрасно смотрелась на сцене, у нее было драматическое сопрано. В 1968 году Федот Потапов поставил спектакль «Утро Туймаады», Тыгын Дархана играл Лазарь Сергучев, а Дарья Ларионова играла его жену Аан Далбар. Сразу после премьеры спектакль был приостановлен по политическим мотивам. 

«Для артиста это большая трагедия, если бы спектакль разрешили, она смогла бы перейти в драматический театр. Помню, как однажды в декабре она сидела в гримерке возле зеркала, потом встала и вышла. Тогда я ее видела в последний раз. Три дня ее не было, а потом ее нашли. Это была годовщина премьеры спектакля о Тыгын Дархане. Сама решила уйти из жизни». Так Федот Федотович остался один с тремя детьми. 

В 1971 году Зоя с Геннадием развелись. В 35 лет его не стало — алкогольное отравление. Хоронила Зоя Гену вместе со вторым мужем Федотом Потаповым, Зоя вышла замуж за него в 1974 году, в одно мгновенье она стала матерью пятерых детей.

1983. «Нас выгнали из театра»

В 1983 году назрел вопрос о смене главного режиссера, Федот Потапов был вынужден уйти из театра из-за конфликта с руководством, Зоя последовала за ним. Причиной конфликта стало то, что Федот Федотович много ставил произведения Ивана Гоголева, что его жена Зоя задействована практически во всех спектаклях. «Федот говорил, что с должности ушел бы спокойно, отдал бы место своему ученику. Но этого не случилось, шла травля, уничтожение его как личности», — вспоминает она. Потапов был главным режиссером театра с 1961 года. «Нас попросили уйти, работы совсем не было. А нам пятерых детей кормить. На его должность в театр пришел молодой режиссер Андрей Борисов. У Федота была депрессия, неделю он не ел, не спал, просто лежал. В один прекрасный день к нам пришли писатель Иван Алексеев, который написал „Суоhалдьыйа Толбонноох“, и журналист Макар Баишев. Зашли и сходу: „Мы принесли сценарий, идете завтра читать фельетон в прямом эфире на телевидении“. Федот ожил, мы начали репетировать и на следующий день зачитали его в прямом эфире. Этот фельетон про совхоз, как потом оказалось, моего одноклассника дал нам сил вернуться к жизни.

Мой старший брат Василий был прокурором, он сказал, что нас уволили незаконно, посоветовал обратиться в прокуратуру. В итоге в театр пришло распоряжение от Каратаева: „Восстановить в течение 10 дней“. Но к этому моменту коллектив разделился на два лагеря. Я пыталась говорить с Андреем Саввичем, просила потерпеть полтора года, чтобы Федот Федотович достойно вышел на пенсию. Он хороший актер, комик, может быть вторым режиссером. Но Борисов был категоричен: „Нет, он будет мне мешать“. Федот Федотович не стал отстаивать свои права, и мы поехали в Нюрбинский театр. Но там мест не было: ждали новую партию студентов Щепкинского».

1985. Театр кукол. «Вчера — Медея, сегодня — бурундук»

В 1985 году в Нерюнгри создавался театр кукол, по сей день единственный в Якутии. «Министр культуры Черов посоветовал нам поехать в Нерюнгри, там зарождался театр кукол, нужно было основать якутскую труппу. Набрали тут в Якутске восемь человек и отправили в Нерюнгри, я понятия не имела, как работать с куклами. Там мы проработали шесть лет».

Любители творчества Багынановой недоумевали и не желали довольствоваться одним лишь голосом артистки. Да и самой артистке было непривычно стоять за ширмой, не видеть зрителя и не общаться с ним, она тосковала по драматическим ролям. «Было очень тяжело осознавать, что вчера ты была Медеей, а сегодня — тряпичный бурундук».

«Помню, как мы ездили в Чурапчу с гастролями, ставили „Чурумчуку“. Я двигала волка из фанеры. И когда волк убежал, дети начали хлопать в ладоши. Спектакль закончился, я расплакалась: это всего лишь фанера, но и через нее можно донести что-то, твои усилия не пропадают напрасно. После этого пришло осознание, что все не зря, мне стало это нравиться». Труппа много гастролировала, после поездки в Амгу поэтесса Саргы Куо написала оду «Голос актрисы» про Зою Багынанову. 

В 1991 году Федот Федотович вышел на пенсию, и они вернулись в Якутск.

«Тогда Андрей Борисов был министром культуры, я заходила к нему, просила работу, но получила отказ. Федот Федотович просил, чтобы хотя бы меня взяли в театр, тогда мне было 47, через три года — пенсия. Борисов был категорически против: „Если я ее возьму, не видать ей ролей лет десять“. — „Я могу и в эпизодах, буду стихи читать, могу детям кукольные спектакли ставить“. — „Нет. Я не потерплю театра в театре“. Федот Федотович никогда на Андрея Саввича зла не держал, говорил, что у него просто методы грубоваты».

В сентябре 1995 года у Федота Потапова случился инфаркт. В последний путь заслуженного артиста РСФСР и ЯАССР проводили из театра, которому он отдал полвека. Позже именно куклы дадут сил выстоять в самое страшное время. В память о нем Зоя создала передвижной кукольный театр «В доме Ф. Потапова — Дьээбэ». Ролей не было, за это время Зоя Петровна издала десять книг. «Я не могу сидеть без дела».

2019. «Нет бога кроме меня»

Зоя Петровна пришла на показ в кинотеатр «Лена» с сестрой Марией Неймоховой, после фильма та воскликнула: «Зоя, оонньообутуҥ оҕус буолбут дии» (выражение означает «то, что воспринималось как игра, стало реальностью», — от ред.).

Дело в том, что в июне этого года Зоя Петровна потеряла старшего брата Василия, того самого прокурора, он страдал старческой деменцией. После нескольких дней поисков его тело нашли в 202 микрорайоне, все как в фильме. «Нет бога кроме меня» был снят за год до этой трагедии.

— Во время съемок фильма Вася был абсолютно здоров. Но бывают в жизни такие совпадения, будто накликали беду. Как-то в 2004 году в Петербурге я читала «Реквием» Анны Ахматовой на якутском «Уолчааным, о мин эрэйим…», в 2007 году у сына Гены случился инсульт. Конечно, когда ты играешь, думаешь о своих детях, о своей жизни, и так совпадает. Подруги детства с укором спрашивают, почему я играю такие роли, я отвечаю: профессия обязывает. 

Если вернуться к фильму, мне было тяжело смотреть картину, заплакала, даже несмотря на то, что сама играла. Дима Давыдов сам написал сценарий, очень хороший, жизненный. Ну, стареют люди, бывает такое. В этой ситуации, я считаю, виновата моя экранная невестка, ведь на женщине держится семья. Что им, сложно было приютить в углу старушку? 

Жены моих сыновей тоже ушли. Со всеми невестками у нас хорошие отношения, жена Геры — красавица Светлана Атакова, мама моего внука Эрхана, с женой Гены — красавицей Леной Румянцевой у нас тоже хорошие отношения, внучка всегда навещает. На самом деле они расстались до того, как Гена заболел, а в первое время она ухаживала за ним. Первый инсульт у него был в 2007. Все нормально, только не ходит. Он очень талантливый кинорежиссер. Помните, может, фильм «Түүҥҥү кыыс»? 

У нас семейный подряд, несколько лет назад сделали для слепых тифлоперевод фильма «По велению Чингисхана». Гена говорил, как он видит, я за ним записывала, старшая Надя Потапова печатала текст, а Лиза Потапова озвучила все это. Идея библиотекаря Лены Николаевой. А еще перевели картину Курилова для слепых. Интересная работа, жалко, что только на энтузиазме. Как-то заходила к Дмитрию Шадрину с идеей о тифлокомментариях к фильмам, он сказал: хорошая идея, но если хотите, делайте это бесплатно. Я бы хотела, чтобы хотя бы Гене заплатили, я готова бесплатно работать. Также, от нечего делать, сняли художественно-документальный фильм «Кыйаар мохсоҕоллоро» в честь трех легендарных борцов по хапсагаю ХХ века Алексея Васильева —Мордьоно, Василия Степанова — Буучугурас, Никиты Докторова — Бычырдаан, не знавших поражений. Режиссером была Радмила Кононова, мы с Геной — продюсеры. Фильм перевели на русский, английский, можем и на турецкий перевести, мои внуки свободно владеют языками. 

Внучка моего покойного брата Василия тоже поступила в Щепкинское училище. Я ей говорю: зачем? Такая неблагодарная профессия, и все зависит только от случая. Зачем артисткой становиться? Я о своем выборе скорее не жалею, поскольку у меня получилось что-то. Не жалею, но я знаю многих, у которых актерская карьера не сложилась и жизнь пошла под откос.

За роль в фильме «Нет бога кроме меня» в первую очередь благодарю продюсера Сардану Саввину, спасибо за оказанное доверие, именно она предложила эту роль вместе с Петром Садовниковым. Я сказала: «Конечно». Она переспросила: «Но ты там умираешь». — «А что такого, если умру? Кино ведь». Кстати, молодые режиссеры не дают читать сценарий, ты просто соглашаешься. Не как на Западе. Просто желание играть, пусть даже бесплатно. Съемки проводились в Амге и Якутске.

Дмитрий Давыдов-то не знал якутских артистов, посмотрел, согласился с выбором артистов. Петр Садовников потрясающе играет, ну и я постаралась. Человек стареет, это счастье — дожить до старости. Да, бывает такая болезнь, конечно, тяжело, но это твоя жизнь. Это нужно принять. Мой экранный сын принял это, а невестка — нет, если бы она приняла, все было бы иначе. Никто не застрахован от болезней, близкие должны поддерживать. 

Большая семья Багынановых-Потаповых сегодня.

Федот Федотович не держал зла на Андрея Саввича и мне всегда прививал умение прощать. Все-таки я благодарна художественному руководителю Саха театра Андрею Борисову за возможность в 77 лет быть на сцене и радовать зрителя, также благодарю директора Анатолия Николаева, главного режиссера Руслана Тараховского, что являюсь ведущей актрисой, мастером сцены. Имею честь быть занятой в постановках Саха академического театра им. П.А. Ойунского. 

Источник: news.ykt.ru

Добавить комментарий