«От ваших возмущений легкие не вернутся». Как в обсерваторе Якутска появился очаг распространения коронавируса

Сотрудники обсерватора в Якутске рассказали журналистам News.Ykt.Ru, как они работали без средств защиты с коронавирусными больными и заразились COVID-19.

21 апреля в общежитии Якутского индустриально-педагогического колледжа на улице Халтурина, 14/4 открылся обсерватор, рассчитанный на 250 человек. В основном сюда направляли вахтовых работников из других регионов. Штат состоял из 45 человек, среди которых 3 врача, 6 медицинских сестер, 10 волонтеров, 3 дезинфектора, 7 уборщиков помещений, 3 вахтера, 3 завхоза, 2 коменданта, прачки, рабочий и сантехник. По словам сотрудников, их не обеспечивали должными средствами защиты на протяжении 4 недель работы с опасным заболеванием. 17 мая администрация обсерватора поспешила расторгнуть договоры со всем персоналом, так как большинство из них оказались заражены COVID-19. Об этом они рассказали в коллективном обращении от всех уже бывших работников обсерватора при ЯИПК, сопроводив его красноречивыми фото и видео с места работы. 

— Работники жили якобы в «чистой зоне» — в 4 подъезде, а людей, прилетевших из других населенных пунктов, заселяли в остальные 2-3 подъезда. И получается, нас разделял «санпропускник», — говорится в обращении. — Но он далеко не функционировал по своему прямому назначению, так как был обвешен простым полиэтиленом, который обрабатывался 3 раза в день, в котором и душ принимали, и посуду мыли. Расскажу вам поподробнее о том, как проходили через этот «санпропускник», какие работы там проводились, и про оснащение. Врачи, раздатчики еды и другие переодевались там в свои «спецкостюмы», затем проходили через этот переход и шли во 2-3 подъезд. При возвращении снимали свои «спецкостюмы» в баки с 0,06% Медихлора, оставшись босыми, шли к душу, руками отодвигая этот полиэтилен, словно лианы в джунглях, к которому до этого дотрагивались грязным обмундированием. Принимали душ, используя простые, дешевые шампуни, выходили якобы «чистые» и снова отодвигали телом или руками этот пакет, к которому ранее притрагивались. Затем шли в «безопасную» зону. 

Противостоять вирусу между «грязной» зоной, где лежат больные с коронавирусом, и «чистой» должна была обычная пленка, которую сотрудникам постоянно приходилось отодвигать руками. 

Особое внимание в обращении уделено предоставленным костюмам, которые должны были защитить специалистов от коронавируса. По словам работников, в такой форме можно только рыбу ловить. 

— Почему мы называем их рыболовными? — говорят сотрудники обсерватора. — Потому что так и есть. Полная антисанитария, костюмы дырявые, их стирают по несколько раз в машинке и заново надевают, притом еще влажными, потому что они не успевают высыхать. Медперсонал вообще в марлевых комбинезонах работал. Вместо респираторов давали одноразовые медицинские маски, в которых шли дезинфицировать помещения. Когда они заканчивались, приходилось надевать самодельные маски. Защитные очки были сломанные, перчатки — с истекшим сроком годности, а белье «положительных» клали в черный мусорный пакет — и на балкон. Про антисептики и говорить не хочется, их не было. Обсервируемым не выдавали элементарно даже масок. На все это задается вопрос: почему сотрудники, которые непосредственно работают с контактными лицами и больными коронавирусом, должны работать в таких условиях?! 

— 17 мая 2020 года сменили весь персонал обсерватора. А как это все проходило — одним словом «страшно» не описать. До последнего наших раздатчиков и дезинфекторов оставляли работать, тогда как уже было непонятно, кто заражен, кто нет — все поголовно контактные. Недавно получили информацию, что два раздатчика, которые до этого привозили еду обсервируемым и персоналу, до сих пор работают, тогда как они тоже контактные. Дальше еще краше: спустя час после заключительной дезинфекции всех сотрудников обязали спуститься вниз в чистую зону, где уже было «продезинфицировано», и подписать договоры о расторжении! Затем пошли прямые угрозы, давление через учебное заведение и работодателя, чтоб мы молчали. Дословно сказали следующее: «От ваших возмущений легкие не вернутся, хватит играть в игры».

Мы, работники этого самого обсерватора, вынуждены обратить ваше внимание на необходимость принятия срочных мер, направленных на разбирательство по данной ситуации, — говорится в коллективном обращении.

«Нас поманили федеральными выплатами, а теперь говорят, что они нам не положены»

Сейчас почти все бывшие сотрудники обсерватора лечатся от коронавируса. Многие из них, опасаясь преследования на рабочих местах, попросили не упоминать их настоящие имена.

Елена (имя изменено):

— Я работала в обсерваторе завхозом с самого начала, то есть с 21 апреля. Сейчас я лежу в инфекционном стационаре. Чувствую себя уже более-менее. У меня левосторонняя пневмония, все симптомы COVID-19 были и до сих пор есть. Некоторых других сотрудников также госпитализировали, некоторые еще остаются там, но уже в числе обсервируемых.

Алена (имя изменено):

— Я была волонтером-дезинфектором, направленным в обсерватор от учебного заведения. Работала с 21 апреля. Вот такие костюмы нам привозила администрация обсерватора. Нам говорили, что в продаже в Якутске ничего нет, ни в магазинах, ни в аптеках, что нам привезли все, что смогли найти. Каждый день нам говорили: завтра, позже привезем, скоро все будет. Нам говорили, что и спецкостюмов в продаже нет, но при этом новые сотрудники сейчас ходят в абсолютно другой защите, им предоставили все. А мы, получается, были пушечным мясом и теперь все заражены.

У нас у всех симптомы COVID-19. У меня две недели держится температура 37, кашель, насморк. Сейчас нахожусь среди потенциально заболевших в обсерваторе. Из 45 сотрудников потенциально заболевших осталось 17, все остальные уехали на скорой с COVID-19. 17 мая нас заставили подписать расторжение договора. По поводу выплат неизвестно, заплатят ли нам. Сказали, что в течение десяти дней с этим разберутся. Если после этого нам не заплатят, мы будем разбираться дальше.

Одна из бывших медсестер обсерватора с возмущением вспоминает работу в нем. Ее речь постоянно прерывает тяжелый кашель. По ее словам, оснащением занимались непрофессионалы, начальство обставило все по-своему, не советуясь со специалистами-эпидемиологами. В результате такой халатности положительный тест на коронавирус оказался у двух врачей и четырех медсестер. Она вспоминает, как впервые начала чувствовать недомогание.

Мария (имя изменено):

— Одноразовые костюмы, которые внутрь надеваются, не успевали высохнуть, нам приходилось постоянно носить их влажными. Где-то в 10-х числах мая я подумала, что из-за такого влажного костюма меня продуло и начался бронхит. Пыталась сама лечиться, выпила «Амосин». Потом температура поднялась до 37,2 и где-то 14-15 числа стала 38,8. Врач, который с нами работал, вызвал скорую. Меня поместили в другой обсерватор, затем 16 мая меня положили в пульмонологию. У меня все симптомы коронавируса, несколько раз сдавала анализ, но у меня он почему-то не подтвердился, хотя у напарницы, с которой я жила в одной комнате, показал положительный результат. Мой же диагноз — двусторонняя пневмония.

Ее коллега сейчас лежит в инфекционном отделении на Стадухина с подтвержденным диагнозом пневмония и положительным анализом на COVID-19: «Сейчас у меня нет обоняния, вкус не чувствую, слабость. Заболевание в моем случае протекает достаточно необычно, атипично. Но врачи, мои коллеги, конечно, молодцы! Они стараются сделать все, чтобы нас вытащить. Я им очень благодарна, низкий им поклон!»

Все шесть медсестер, откомандированных от своих поликлиник для работы в обсерваторе, возмущены распределением федеральных выплат. Они уверены, что медикам не стоит замалчивать подобного рода несправедливости. 

— Мы брали мазки для анализа на COVID-19, то есть непосредственно контактировали с больными людьми. Народу у нас было много. В основном вахтовики из разных регионов, были рейсы из Москвы, Санкт-Петербурга, Красноярского и Краснодарского краев. Конечно, были и обычные пациенты из Якутии, но их меньшинство. Заполняемость обсерватора доходила до 180 человек. Оснащение было кошмарным. Не было даже элементарных антисептиков.

Когда мы шли работать в обсерватор, полагали, что делаем хорошее дело и, естественно, подзаработаем, так как нас поманили федеральными выплатами. Но нам сказали, что мы их не получим и нам полагаются только региональные выплаты плюс деньги за отработанный промежуток времени. Нам обещали только 14 дней работы, а в итоге тянули до последнего.

Мы полагаем, что, возможно, после этого нас будут пытаться уволить, так как такие работники неугодны. Конечно, мы этого не хотим, но молчать об этом, считаем, неправильно. Почему мы должны молчать? Мы также стояли на передовой, также контактировали с больными людьми. Мы жили в обсерваторе, без права выхода к семьям. Естественно, мы понимали, на что идем, но мы думали, что обещанное будет исполнено, а оказалось, все иначе. Хотя мы так же работали, подвергали себя риску, контактировали с больными людьми, которых доставляли нам по скорой помощи. Они ссылаются на приказ о том, что выплаты полагаются только работникам стационаров инфекционных больниц и скорой помощи. Когда же смотрим федеральные каналы, там вещают о том, что всем непосредственно медработникам полагается выплата, — говорится в обращении бывшего среднего медперсонала обсерватора. 

Айсен Николаев: «Налицо нарушение правил эпидемиологического контроля со стороны лиц, руководивших обсерватором»

Как сообщили в пресс-службе министерства здравоохранения республики, выплаты из федерального бюджета, которые Владимир Путин обещал медикам, борющимся с коронавирусом, действительно положены не всем. Согласно постановлению правительства России, на них могут рассчитывать только работники инфекционных стационаров и скорой помощи. Сотрудники обсерваторов не относятся к этим категориям. 

От комментариев по поводу обстоятельств, связанных с оснащением обсерватора в общежитии ЯИПК, в Минздраве республики отказались, сославшись на то, что он находится не в их ведомстве, а относится к полномочиям муниципалитета.

Сегодня в рамках ежедневного брифинга на тему эпидемиологической ситуации в Якутии глава республики отметил эту ситуацию, возложив вину за появление нового очага распространения коронавируса на руководителей обсерватора. 

Айсен Николаев:

— К сожалению, возник очаг в обсерваторе на Халтурина. Здесь, конечно же, налицо нарушение правил эпидемиологического контроля со стороны лиц, руководивших обсерватором. Проведены меры по замене персонала, по дезинфекции и по лечению людей. Надеемся, что этот очаг не будет распространяться. Вместе с тем еще раз говорю о персональной ответственности руководителей учреждений и предприятий за состояние санитарно-эпидемиологического контроля на их предприятиях, начиная от дезинфекции, заканчивая соблюдением масочного режима, социального дистанцирования.

P.S. Пока готовился материал, стало известно, что сегодня был госпитализирован еще один бывший сотрудник обсерватора в общежитии ЯИПК. Таким образом, число заболевших в этом очаге достигло 29 человек. 16 потенциально зараженных остаются в обсерваторе.

Автор: Ксения Габышева

Источник: news.ykt.ru

Добавить комментарий